Бег


Фильм «Бег»«Мосфильм», 1970 год.
Режиссеры: Александр Алов, Владимир Наумов.
Сценаристы: Александр Алов, Владимир Наумов (по мотивам произведений Булгакова).
Оператор:
Леван Пааташвили.
Композитор Николай Каретников.
В ролях:
Людмила Савельева, Алексей Баталов, Михаил Ульянов, Татьяна Ткач, Владислав Дворжецкий, Евгений Евстигнеев, Олег Ефремов, Владимир Заманский, Владимир Басов и другие.

• В фильме «Бег» причудливо переплелись реализм и фантасмагория, трагедия и гротеск - все, что можно выразить одним словом: революция.

Вконце 60-х, на излете хрущевской оттепели, в руки Александру АЛОВУ и Владимиру НАУМОВУ попала написанная Михаилом Булгаковым еще в 1928 году пьеса «Бег». Прочитав ее, друзья решили: «Надо снимать!» Крах идеалов(в произведении речь шла о врангелевских офицерах, вынужденных эмигрировать) показался им темой, вполне созвучной времени. Однако на пути к реализации замысла возникли серьезные проблемы. Во-первых, пьеса «Бег» считалась антисоветской (такую оценку дал ей Сталин). А во-вторых, она была чересчур театральной. Впрочем, Алов и Наумов, за плечами которых были картины «Тревожная молодость», «Павел Корчагин», научились преодо левать препоны. Переделывая пьесу в сценарий, они включили в киноверсию героев других булгаковских произведений - «Белая гвардия» и «Черное море», а также ввели реальные исторические лица (для этого они просидели в архивах не одну неделю). Расчет оказался верным: чиновники не стали запрещать фильм о Гражданской войне, снятый по документальным материалам. И в 1969 году Алов и Наумов приступили к работе.

За год до этих событий в Омский детский театр приехала сотрудница «Мосфильма» Наталья Коренева, которая искала актеров для картины Самсона САМСОНОВА «Каждый вечер в одиннадцать». Актеру Владиславу ДВОРЖЕЦКОМУ она не оставила никакой надежды: «С вашей внешностью, молодой человек, о кино и не мечтайте». Однако поместила его фотографии в актерскую базу студии. Подыскивая претендентов на роли, Алов и Наумов обратили внимание на снимки Дворжецкого и немедленно вызвали его на пробы.
Позже актер вспоминал: «Получив телеграмму, я кинулся перечитывать пьесу Булгакова. Стали гадать с женой, кого бы я мог сыграть. Светлана сказала: «Может, генерала Хлудова?» Я, конечно, на эту роль и не замахивался, да и режиссеры при первой же встрече предупредили меня: «Не стесняйтесь, будем вас разглядывать». Пробовался на роль Голубкова, потом на роль начальника контрразведки Тихого. А затем целый месяц маялся в ожидании. Наконец свершилось! Мне предложили играть Хлудова. Съемки начались с невероятно сложной сцены: в поезде генерала преследует призрак солдата Крапивина... Было ужасно страшно!»
Едва работа над «Бегом» завершилась, как актера пригласили на съемки в фильм «Возвращение «Святого Луки». Когда картины вышли на экран, о Владиславе Дворжецком узнали миллионы.

Настоящей находкой для съемочной группы стал оператор Леван ПААТАШВИЛИ. Алов вспоминал: «Мы снимали панорамные сцены, и Леван вдруг говорит: «На сегодня надо заканчивать». Я спрашиваю: «Почему?» А он: «Теплеет, снег подтаивает, грязно, а в выходные заморозки обещают. Свежий снежок когда выпадет, я его подсниму, и будет тебе нетронутая Русь».
Натуру для съемки снов Хлудова искали очень долго. Пааташвили понравилось соленое озеро Баскунчак недалеко от Волгограда - бесконечная гладь ослепительно белой соли, похожей на ледяной покров. Но поблизости не оказалось воинских частей, необходимых для массовых сцен. В конце концов решили остановиться на карьерах под Люберцами, что в Подмосковье. Нагромождения песчаных насыпей странной конфигурации подошли и для снов Хлудова, и для сцен боев с Красной армией.
Стамбул снимали подпольно. Валюты уже не оставалось, и в киноэкспедицию актеров не взяли. Предполагалось сделать несколько общих планов города. Проведя день со «скрытой камерой», Пааташвили вернулся в гостиничный номер с разряженным аккумулятором, но довольный и счастливый. Все прошло благополучно - его не поймали и пленку не засветили.

ФАКТ
Немало сложностей вызвали съемки тараканьих бегов: усатые «артисты», вместо того чтобы мчаться наперегонки к финишу, разбегались по углам. Промучались не один день. Хотели даже заказать на заводе тараканов-роботов, но выяснилось, что такие игрушки «съели» бы весь бюджет. Выход нашли: на финише установили коробочки, оклеенные черной бумагой. Когда зажигался свет, тараканы устремлялись туда, в темноту.

На съемки сцены, в которой генерал Чернота шествует по Парижу в кальсонах, Михаил УЛЬЯНОВ долго не мог решиться. Но прохожие даже не обратили внимания на странно одетого гражданина. «А ты боялся, - сказали коллеги Ульянову. — Да парижане вообще забыли, что такое кальсоны!»