Ксения Собчак

Ксения СобчакСловесная дуэль произошла между Татьяной Лазаревой и Ксенией Собчак на съемках телешоу Первого канала «Две звезды». Девушки вместе с Тиной Канделаки приглашены вести популярную программу. Роль каждой заранее была определена, и, казалось, поводов для конфликта не было. Но, как говорится, кто ищет, тот всегда повод найдет. Видимо, в душе у каждой давно уже кипело. Кипело, кипело, пока не выкипело.
Сначала Ксюше не понравились Танины туфли. «Ты их на Черкизовском рынке купила», - с презрением бросила Собчак. Канделаки, желая скрасить грубость подруги, иронично заметила: мол, Ксюша часто бывает на рынке и знает, что там продают. Таня не заставила себя ждать: Ксюша, а вместе с ней и Тина были названы безвкусными швабрами. Окружающие замерли в ожидании грозы. Было понятно, что Собчак проглотить такое оскорбление молча не сможет. И не смогла.
Татьяна Лазарева в этот день, наверное, узнала о себе много нового. Например, что она уже вышла в тираж, сдала позиции, а смириться с этим не может. И вообще, ей покоя не дают лавры Собчак. Пикировка продолжалась довольно долго. Девушки, видимо, вообще забыли, зачем приехали на студию. Последнее слово осталось за Собчак. «Танюша, ты - красивая женщина. Все у тебя будет хорошо в жизни. Ну что ты так, я не знаю...» - с улыбкой иезуита сказала Ксения.

Ксюша Собчак не так давно организовала выставку собственной обуви. Ее накопилось так много, что от многих пар она решила избавиться. В зале было выставлено по одной паре каждого экспоната с прикрепленной табличкой, на которой обозначалось, где и когда в этой обуви ступала Ксюшина нога. Страшно даже представить, какие детали своего туалета Ксюша будет выставлять, когда ей исполнится тридцать.

Общепризнано, что Ксения Собчак - не идеальная красотка. Зато, благодаря умению выгодно подать себя, она стала ведущей «Дома-2», рейтинги которого зашкаливают и уже угрожают популярности самого Президента. А недавно Ксюша снялась для Playboy и сыграла проститутку в новой молодежной комедии «Очень русское кино», чем спровоцировала новую волну сплетен и домыслов в желтой прессе. Что, впрочем, нисколько не расстроило светскую тусовщицу, считающую слухи неотъемлемой частью публичной профессии.