Катрин Денев

Catherine Deneuve

Катрин ДеневЧасто яркая актерская работа в сознании зрителя невольно накладывается на самое личность исполнителя. Так, первая же, ставшая известной советскому зрителю роль Катрин Денев в «Шербурских зонтиках» на долгие годы утвердила актрису в амплуа красивой, женственной, лирической героини. Хотя в том же, 1964 году, она сыграла роль совершенно иного плана и в дальнейшем неоднократно доказывала многообразие своего таланта.
Давая интервью журналу «Премьер» в 1986 году — журналу скорее рекламному, чем киноведческому, — она высказала весьма здравую мысль, что «звездой можно стать, даже о том не помышляя, а вот актрисой просто так сделаться невозможно».
Вся ее жизнь в кино — счастливая жизнь — подтверждает: Катрин Денев стала актрисой не случайно.
Она родилась 22 октября 1943 года в семье актеров. Вместе со старшей сестрой Франсуазой они «поделили» фамилии родителей: Франсуаза взяла отцовскую — Дорлеак, Катрин — материнскую. Какое-то время карьера сестер развивалась параллельно. Вместе они снялись только дважды — в 1957' году в картине Ж.-Р. Вилла «Котята» и в 1967 году у Жака Деми в «Девушках из Рошфора». Франсуаза Дорлеак погибла в автомобильной катастрофе в том же 1967 году...
Впервые о Катрин Денев заговорили в 1964 году, когда она снялась у Роже Вадима в «Пороке и добродетели» и у Жака Деми — в «Шербурских зонтиках». Это позволило судить о ней, так сказать, в единстве противоположностей, ибо роли были совершенно разноплановыми.
Роже Вадиму нужна была актриса с «ангельской внешностью», дабы противостоять окружающему ее пороку, то есть скверне. Столь рациональный подход при выборе актрисы не замедлил сказаться на «конечном результате» — образ Жюстины получился бледным и маловыразительным. В силу обстоятельств, от нее не зависящих, Жюстина оказывается пленницей гестапо (действие происходит в период оккупации Франции), и ее отправляют в Тироль, где находится фешенебельный бордель для высшего офицерства вермахта. Ее сестра Жюльетта (Анни Жирардо), олицетворяя порок (она любовница полковника Шондорфа), принимает активное участие в здешних «игрищах», напоминающих пир во время чумы, — близится конец войны.
В этих невероятных условиях Жюстина старается сохранить верность жениху, что, впрочем, не всегда ей удается. Союзные войска принесут ей освобождение.
Согласившись играть Жюстину, Катрин Денев быстро пожалела об этом, но отказываться было уже поздно. Да к тому же она была влюблена в режиссера — сегодня их сын совсем взрослый... Играя надуманные страсти и высосанный из пальца характер, актриса невольно «зажималась». Роже Вадим остался недоволен ею. К. Денев и сегодня с огорчением говорит об участии в этом фильме, хотя ей было интересно играть свою противоположность. Важнее оказался извлеченный урок: нужно тщательно выбирать роли и режиссера. «Хорошей роли еще недостаточно, — скажет она в 1978 году, — важно, чтобы по душе были сюжет и режиссер. Для меня с годами все большее значение приобретает сценарий».
Однако в том же 1964 году она снялась и в «Шербурских зонтиках» —фильме, который, по признанию самой актрисы, придал смысл ее работе в кино. Это была роль, специально написанная для Катрин. Она играла свою сверстницу, первую драму любви, первый урок в жизни. Вспомним: война в Алжире разлучает влюбленных. Но героиня не дождется любимого — по настоянию матери выйдет замуж («такова жизнь», Как любят говорить французы). Мелодраматический сюжет мог показаться банальным, если бы не... Во-первых, если бы не контекст — история любви героев на фоне «грязной войны» в Алжире, Войны, которая разлучает влюбленных и ломает их жизнь. Во-вторых, фильм был. неожиданным по форме — реплики не произносились, а пропевались на музыку Мишеля Леграна. Это требовало новых актерских приемов, предельной искренности, иначе фильм приобрел бы оперную ходульность. Двадцатилетняя актриса прекрасно справилась с поставленной задачей. Она ничего не изображала (как у Вадима), играла саму себя, свои чувства. В отличие от «Порока», фильм «Шербурские зонтики» имел всемирный успех и сделал К. Денев очень популярной.
Казалось бы, перед ней открываются широкие возможности играть лирических героинь. Однако она отказывается от накатанного пути и соглашается сняться в главной роли в картине Р. Полянского «Отвращение» (1965). И актриса, и режиссер рисковали одинаково: Катрин Денев не играла до сих пор роли психически неуравновешенных женщин, способных убивать, мучить. Р. Полянский, впрочем, угадал под внешней холодностью актрисы внутренний темперамент. Кэрол — Денев фригидна и больна шизофренией. Она нравится мужчинам, они же внушают ей ужас и отвращение. Сначала она убивает поклонника (Колина), затем приударившего за ней хозяина дома. Думается, болезнь подтачивала Кэрол с детства, просто никому, даже сестре, нет и не было до нее никакого дела. Болезнь прогрессирует, отвращение к мужчинам оборачивается преступлением. Уже в этом фильме заявлена тема, проходящая через многие картины Р. Полянского, — тема человеческого безумия в ординарном мире. Можно понять актрису — появилась возможность попробовать себя в новом для нее жанре. Впервые она играла не схему (как у Вадима), не лирический образ (как у Деми), а сложный, болезненный женский характер. И доказала всем, что и такие роли ей по плечу. Думается, что без «Отвращения» не состоялась бы позднее ее встреча с Луисом Бунюэлем.
А пока... в ее послужном списке не хватало только комедийной роли. Такую роль ей предоставит в 1966 году Ж.-П. Раппено. Действие в фильме «Жизнь в замке», как и у Р. Вадима, происходит во время оккупации. К. Денев играла дочь богатого фермера. Ей кажется, что она выбрала «не того» мужа: он представляется ей скучным, обманувшим ее надежды. От разочарования до презрения — один шаг. Мари готова его сделать, но ей мешают обстоятельства. Втянутая в интригу с оккупантами, скрывая у себя в доме английского летчика, она начинает по-новому оценивать характер мужа, который вместе с ее отцом, оказывается, участвует в движении Сопротивления. Комические ситуации в картине лишь подчеркивают логику трансформации чувств героини. К. Денев тонко почувствовала интонацию роли, у нее были прекрасные партнеры (Ф. Нуаре, П. Брассер), она свободно переходила от мелодрамы к комедии положений, от водевиля — к драме чувств. Критик «Франс суар» писал тогда, что в картине «прелестно играет Катрин Денев, каждый фильм которой становится продвижением на пути к международному классу». Читать такое было лестно. Она обожала фильм — ей удалось доказать Раппено, что его выбор, несмотря на роль в картине Полянского, оказался безошибочным. Режиссер остался доволен, и уже без всяких оговорок в 1975 году даст ей сыграть в фильме «Дикарь».
Ее новая героиня — деловая женщина — противостоит бывшему мужу, талантливому парфюмеру, который предпочитает благам  цивилизации опрощение, жизнь на лоне природы. Любопытно, кстати, что в 1982 году Филипп де Брока предложил ей похожую роль в известной нам картине «Африканец», где она опять сыграла роль деловой женщины, которая хочет построить в африканских джунглях санаторий для богатых охотников, но наталкивается на сопротивление бывшего мужа, владельца «авиакомпании» (в его владении один маленький самолет). Не без труда тому удается убедить ее отказаться от своей затеи...
Итак, талант молодой актрисы складывается как бы на пересечении разных жанров. Правда, Денев никогда не играла роли женщин-пролетарок. Эти роли — удел других актрис. Образы женщин из народа такая же редкость для французского кино, как и фильмы о жизни народа. Потому все героини Денев — буржуазки, не испытывающие материальных забот, или романтические особы, для которых главное в жизни — любовь. То, что терпят поражение ее меркантильные героини в «Дикаре» или «Африканце», совсем не означает, что они обличают стяжательство. Скорее, Катрин Денев осуждала издержки женской эмансипации. Общий социальный аспект французского кино вообще не ярок, и потому эти роли имели свое значение.
Однако сыгранная ею деловая женщина в фильме Франсуа Трюффо «Последнее метро» (1980), вынужденная в оккупированном Париже руководить театром, играть в нем, прятать в подвале «неарийца»-мужа, не лишена слабости — качества, ценимого в женщине Марксом. Раздираемая привязанностью к мужу и чувством к актеру труппы Бер-нару, она тем не менее сохраняет достоинство и вызывает уважение к себе.
Ее деловая женщина остается женщиной — этого так часто не хватало ее предыдущим героиням! Традиционный любовный треугольник в фильме Трюффо лишен налета банальности. Картина «Последнее метро», как писали критики, — песня во славу моральной силы парижан, песня, пропетая силами маленькой театральной труппы во главе со своеобразной Жанной д'Арк — Марион Штейнер, сыгранной Катрин Денев.
Но вернемся назад. В 60-е годы К. Денев встретилась с великим испанским режиссером Луисом Бунюэлем и снялась у него в двух картинах. Каждый фильм Бунюэля всегда был событием. Событием стали роли Катрин Денев в них.
Первой лентой была «Дневная красавица» (1968), затем — через два года — «Тристана». В первом фильме она играла Северину, даму из «приличного общества», привлеченную нравами дома терпимости. Именно там, исполняя свои «обязанности» (отнюдь не из нужды в деньгах), Северина находит выход раздражению и протесту против фальшивых, нравов своей среды. Но постепенно двойная жизнь становится ей невыносима. Причины тому — любовь к ней опасного гангстера и осведомленность одного из друзей дома о ее второй жизни. Но Северины хватает мужества исповедаться мужу Пьеру, а влюбленный гангстер Марсель стреляет в него, тяжело ранит, обрекая Пьера на инвалидность. Северина прекращает ходить в дом свиданий и, испытывая чувство вины к мужу превратившемуся в калеку, добросовестно ухаживает за ним. Однако, когда один из друзей все рассказывает Пьеру о жене, он внезапно выздоравливает (и такой поворот весьма характерен для фильмов Бунюэля), прекращает «играть комедию», все становится как бы на свои места, только... только Северина) по-прежнему несет в себе чувство вины..
Антибуржуазность настроений Л. Бунюэля общеизвестна. Она налицо и в «Дневной красавице». Но своеобразная стилистика и почерк этого мастера подчас сбивают с толку, мешают восприятию картины. Особенно сложно зрителю — приверженцу прямолинейных решений хотя, казалось бы, мысль ясна: фильм Бунюэля осуждает общество, институт буржуазной семьи и т. д.
Роль Тристаны, несомненно, более значительна. Прочитав сценарий, Катрин Денев написала режиссеру несколько писем, в которых делилась мыслями о роли. Она знала, что Бунюэлю это будет интересно. Позже Денев скажет о нем: «Он  доверяет  актерам  и  одновременно нетерпелив. Создается впечатление, что тебе предоставлена полная свобода, в рамках классической формы его картин нет места для свободы действий».
«Тристана» — экранизация романа в письмах Переса Гальдоса, переосмысленого постановщиком. Действие перенесено из XIX  века в  конец двадцатых -начало тридцатых годов нашего века, столь памятных   Бунюэлю.   «Мне   предстояло сыграть, — рассказывает  актриса, — сначала подростка, затем молодую женщину, наконец, сварливую бабу, озлобленную одноногую калеку».  Катрин Денев точно называет Тристану «обесчеловеченой   женщиной».   Совращенная   опекуном, она несет всю жизнь печать npoклятия.  С  годами  ненависть к опекуну становится смыслом  ее жизни  и логически  завершается   убийством.   Критика справедливо разглядела в «Тристане» решительное осуждение «определенного христианского буржуазного порядка вещей» («Монд»), чему во многом способствовала игра К. Денев. Ни до, ни после «Тристаны» у нее не было ролей такого размаха, такой драматической силы.
Но тристаны попадаются актрисам раз в жизни... Поэтому в дальнейшем она сыграет мать («В свое удовольствие» Франсиса Жиро, 1984), которая ненароком попадает в жернова государственного механизма, стремясь спасти маленького сына. И еще одну мать, но на сей раз подростка, едва не ставшего жертвой двух бандитов («Место преступления» А. Тешине, 1986). И далее небольшая, но яркая роль эмансипированной журналистки в картине Алена Корно «Форт Саган» (1985). Вне привычного ей амплуа оказалась роль следователя-любителя в картине Ж.-П. Моки «Агент-смутьян» (1987). Синий чулок, музейная дама, Аманда Вебер с головой окунается в расследование убийства племянника, вызывая панику среди тех, кто хотел бы замять дело. Во всех этих фильмах роли не очень захватывают К. Денев — она как бы снимает в них лишь верхний слой. Что ж, если взять за точку отсчета «Тристану», ее можно понять. Актриса часто повторяет, что ждет роль такого же уровня.
Катрин Денев не любит давать интервью. Но в беседе с корреспондентом «Премьер» в 1986 году она выплеснула свои эмоции — женщины, актрисы, человека. Конечный результат работы не раз ошарашивал ее — оказывалось, что Катрин играла совершенно не то, что получилось в фильме. И потому, как заметила она, «невольно становишься подозрительной». О ней ходят легенды как о «благополучной» актрисе (а она так не считает). По свидетельству многих, Катрин Денев живой, умный и тонкий человек, а не холодная и рассудочная женщина. Так уж сложилась жизнь, что она за все сама в ответе.
Корреспонденту «Премьер» К. Денев сказала:
— Кино отражает общество, в котором мы живем. Об этом надо всегда помнить. Актер играет роли, отражающие его собственный характер, его природу и развитие. Только поняв это, можно создавать образы, соотносящиеся с чем-то реальным, образы, о которых мечтаешь и которые отражают твое естество».
Это кредо Катрин Денев не облегчает ее жизнь, но несомненно придает ей значительность. Она живет в ожидании, большой роли, той, которая раскроет, «резервы таланта», как заметил Андре Тешине — режиссер, с которым К. Денев не раз работала и который хорошо ее знает.